?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Бывший губернатор Пермского края Олег Чиркунов прокомментировал несколько тезисов моей заметки «New York Times считает, что Гладнев с подачи Путина подавил художественный бунт Гельмана в Перми». Напомню, что я написал сатирический текст, в котором коротко пересказал содержание статьи, опубликованной в американской газете
The New York Times. Статья была посвящена пермской «культурной революции». Олег Чиркунов – это один из отцов-покровителей авантюрного эксперимента, который в американском издании назвали «художественным восстанием» (официально данный проект носил название «Пермь – культурная столица Европы»). Что же побудило Олега Чиркунова вполне серьезно отреагировать на сатирический текст?


На своей странице в ФБ Олег Чиркунов высказал два тезиса:  
«Во-первых, справедливости ради должен заметить, что на федеральном уровне, в том числе и высшим руководством страны, проект "Пермь - культурная столица Европы" всегда поддерживался.  Во-вторых, я никуда не сбежал!»



Видимо, образ бунтовщика, сбежавшего из России за границу, конструируемый и прославляемый американским СМИ, совсем не греет душу Олега Анатольевича. Во-первых, такой образ очень сильно напоминает Ходорковского – главного борца с российским политическим режимом за границей (интересно, что перевод статьи
Thе New York Times «Москва подавляет восстание, на этот раз художественное» появился спустя несколько дней на сайте «Открытая Россия»). Не думаю, что Олег Чиркунов, имея бизнес и серьезное политическое влияние в Перми, мечтает пойти по пути Ходорковского. На своей странице в ФБ Чиркунов спешит развенчать миф о том, что он является скрывающимся за границей бунтовщиком, восставшим против политики Москвы.


Постараемся соотнести создаваемый американским СМИ миф с реальностью. Проект «Пермь – культурная столица Европы», реализуемый в Перми с 2008 по 2012 годы Борисом Мильграмом и Маратом Гельманом при поддержке Олега Чиркунова вписывался в общий федеральный тренд культурной политики, который  активно продвигался в период президентства Дмитрия Медведева. О проекте «Культурный альянс» Гельмана – Медведева мы писали в 2012 году. Вот короткая цитата из статьи:


«В июне 2010 года президиум партии «Единая Россия» утвердил проект «Культурный альянс». По слухам, его разработчиками были Марат Гельман и Владислав Сурков. Проект предполагает экспорт пермской культурной революции на другие региональные центры. В «Альянс» вошли Тверь, Ижевск, Санкт-Петрбург, Ульяновск и др.»

Получается, что Пермь использовали как полигон для отработки культурного проекта, который планировалось транслировать на все регионы России. Но в 2012 году политический тренд стал меняться, что привело к отставке Олега Чиркунова и запуску процесса сворачивания пермской «культурной революции».  В New York Times  этот поворот связывают с именем Владимира Путина, который в 2012 году сменил на президентском посту Дмитрия Медведева. Очевидно, что американская газета решает свои пропагандистские задачи, пытаясь изобразить Путина в роли подавителя художественного восстания (пермской «культурной революции»). Факт состоит в том, что в 2012 г. началось формирование новых трендов государственной политики. Но причина этого политического поворота кроется глубже, чем смена первого лица государства.


Огромное влияние на политический поворот оказала попытка «белоленточного переворота» (т.н. «снежная революция»), который мог закончиться для России украинским сценарием.  Напомню, что в 2011-12 гг. в Москве на Болотной площади и пр. Сахарова проводились митинги (поддерживаемые частью политической элиты страны), главными требованиями которых были  либерализация политического курса и отставка премьер-министра Владимира Путина (президент Медведев митингующих устраивал). Ядром данных митингов стали НКО, получающие иностранное финансирование. В этот момент стало окончательно понятно, что западные страны делают ставку на дестабилизацию политической ситуации в России и смену власти. «Белоленточные» митинги в поддержку требований протестных выступлений на Болотной и Сахарова проходили во многих городах России, в том числе и в Перми.  Но если в других городах митингующие в дополнение требовали отставки руководства региона, то в Перми существенная часть организаторов протестных выступлений («Совет 24 декабря») отказалась от данного требования. Видимо, они вспомнили, что неформальный статус либеральной столицы России, Пермь получила благодаря усилиям Олега Чиркунова. Более того, активную роль в белоленточных событиях сыграл Марат Гельман, который стал приглашать в Пермь главных лидеров протестов на Болотной и Сахарова (Рыжкова, Собчак, Парфенова и др.).  


Митинг гражданского большинства на Поклонной горе, состоявшийся в Москве в 2012 г., не позволил реализовать в России украинский сценарий. «Снежная революция» в России провалилась, но конфронтация с Западом стала нарастать, что потребовало от элиты страны укрепления суверенитета, в том числе и культурного. Укрепление «культурного суверенитета» стало приоритетом новой государственной культурной политики, что нашло отражение в тезисе «Россия – не Европа». В этой ситуации началось постепенное сворачивание  проекта «Пермь – культурная столица Европы», утратившего актуальность и стратегическую созвучность новому политическому курсу страны.

Получается, что американское издание называет «художественным бунтом» то, что в период президентства Медведева было в тренде и получало поддержку на федеральном уровне власти. Пока главным политическим трендом была «евроинтеграция», Чиркунов поддерживал и продвигал проект «Пермь – культурная столица Европы». Как только политический тренд стал меняться, Чиркунов был заменен на Басаргина, который стал сворачивать «культурную революцию». В новый тренд экспериментальные культурные и политические проекты Гельмана уже не вписывались, что в итоге и привело к его увольнению с поста директора музея современного искусства
PERMM.  Эти факты образуют единую логическую цепочку, которую в нужном для себя ключе раскручивает Thе New York Times.


Но есть ещё одно резонансное событие, которое, с одной стороны вписывается, а с другой – выпадает из этой логической цепочки. 15 июля министр культуры Пермского края Игорь Гладнев уволил с поста художественного руководителя «Театра-Театра» одного из главных идеологов пермской «культурной революции» Бориса Мильграма. Данное увольнение многие стали рассматривать, как составляющую нового тренда культурной политики. Но увольнение Мильграма неожиданно обернулось его восстановлением, что противоречит федеральному тренду. Эту ситуацию американская газета подает как победу общественности, но это больше напоминает бунт против новой государственной культурной политики. И Олег Чиркунов сделал очень многое, чтобы его соратник по «культурной революции» Мильграм  не просто сохранил, но и усилил свои позиции в Перми. Во-первых, на это работали принадлежащие Чиркунову информационные ресурсы.  Во-вторых, в защиту Мильграма выступили старые политические соратники Олега Чиркунова: уполномоченная по правам человека в Пермском крае Татьяна Марголина, депутат краевого заксобрания Елена Гилязова, вице-премьер краевого правительства Ирина Ивенских. Масштабную информационную поддержку Мильграму оказал медиа-холдинг депутата краевого заксобрания Дмитрия Скриванова.   


Получается, что Чиркунов и его соратники продавили возвращение Мильграма. Оставаясь в тени, они подтолкнули краевые власти к нужному им решению, ослабив политические позиции губернатора. Ведь основную часть своей репутации губернатор Басаргин построил на борьбе с «чиркуновским» наследием. Например, интернет-опрос в СМИ показал, что решение Гладнева, уволившего Мильграма, поддерживает большинство жителей города.  Отмена этого решения может сильно ударить по рейтингу краевых властей и партии власти, что в данном случае выгодно именно Чиркунову (это усилит его политическое влияние и позиции его соратников в регионе). Но главное, возвращение Мильграма противоречит федеральному тренду, а значит, превращается для руководства региона в политическую мину замедленного действия, которая может рвануть в любой момент. Подобный прецедент уже случился с Гельманом в 2013 году (в 2012 с ним был продлен контракт на 2 года), когда очередной его скандальный проект был использован для информационной атаки на губернатора (скандал закончился увольнением Гельмана).


В современной политической ситуации возвращение Мильграма в «Театр-Театр» (т.е. возобновление в стенах государственного театра проекта «Пермь – культурная столица Европы») идет в разрез с Основами и Стратегией государственной культурной политики, принятыми на федеральном уровне. Такая непоследовательность и противоречивость в принятии политических решений вызвана тем, что узкий, но очень активный социальный слой и большая группа политической элиты продолжает жить мечтой о «евроинтеграции» России. Они связывают своё будущее с жизнью «там», на Западе (они «тамошние»). Они готовы заплатить за эту «евроинтеграцию» любую цену, в том числе пожертвовать суверенитетом и целостностью страны.  Но в ситуации нового витка Холодной войны (одним из примеров информационной войны является статья в Thе New York Times) в политической элите всё больше людей начинают понимать, что без сильной и суверенной России у них нет будущего (они «тутошние»). Но чтобы выстоять в нарастающей конфронтации с Западом, необходимо укреплять суверенитет страны и бороться за поддержку гражданского большинства, которое связывает своё будущее с Россией.


С каждым годом всё более остро в политическом пространстве страны проявляется противостояние «тутошних», ищущих поддержки гражданского большинства, и «тамошних», опирающихся на поддержку западных «друзей». И перед каждым представителем политической элиты стоит выбор, какую линию политического поведения он изберет, либо линию подготовки внешнего вторжения и организации восстания в России (её олицетворяет сегодня Ходорковский), либо линию укрепления национального суверенитета. Остаться в стороне или усидеть на двух стульях сразу не получится.


П.С.
Патриотическая общественность не может просто наблюдать за играми политических элит, она должна объединиться и добиваться от власти последовательной реализации политического курса на укрепление «культурного суверенитета». Рекомендую к прочтению концептуальный анализ нашей культурной ситуации

Comments

( 4 comments — Leave a comment )
kamrad2213
Aug. 28th, 2016 05:15 pm (UTC)
Thе New York Times, по сути, подчеркнула то, что Чиркунов и другие хотели бы оставить в тени, - что они выступили против Путина, рейтинг которого по-прежнему очень высок. Превращать конфликт "Гладнев-Мильграм" в конфликт "Путин-Мильграм" - это рыть самим себе яму и усиливать позицию культурных деятелей Перми, которые отправили Путину письмо с просьбой инициировать наведение порядка в крае. Вот Чиркунов и засуетился

Edited at 2016-08-28 05:39 pm (UTC)
gurianov_pavel
Aug. 28th, 2016 05:42 pm (UTC)
Чиркунов понял, что The New York Times сказало лишнюю правду в приступе Путинофобии.
vilisov_sergey
Aug. 28th, 2016 06:42 pm (UTC)
Он вернуться хочет, а NYT ему походу лом в колеса вставил.
olom1980
Aug. 29th, 2016 11:45 am (UTC)
+
( 4 comments — Leave a comment )

Profile

Перекуем!!!
fedotov1384
fedotov1384

Latest Month

August 2017
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  







Яндекс.Метрика





Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner